Гослитмузей открыл выставку к 150-летию Леонида Андреева

В Гослитмузее открылась выставка «Леонид Андреев. Жизнь человека», посвященная 150-летию писателя. Его творчество в начале ХХ века вызывало абсолютно полярные мнения, но даже коллеги по цеху нередко отмечали — он ходит по тонкой грани между гениальностью и безумием, его попытки заглянуть в бездну, без страха, скорее, с вызовом, шокировали. «Я не боюсь того, чем Андреев меня пугает, но боюсь, чтоб он сам не испугался, как дети, которым однажды во время игры в черта явился черт», — писал Дмитрий Мережковский.

Новая выставка в Доме Остроухова в Трубниках — одновременно и лабиринт памяти, и театральное закулисье. Такая метафора выбрана не просто так: современники говорили, что театральность была присуща Леониду Андрееву — свою жизнь он воспринимал как спектакль, сам часто вел себя как на сцене. Поэтому экспозицию связали с пьесой писателя "Жизнь человека", а гостям предлагается пройти из кулис в кулисы по нескольким главам.

Первая — "Рождение человека". Фотография писателя еще совсем малышом, свидетельство о его появлении на свет… Очень теплые отношения у Леонида Андреева были с матерью — здесь можно увидеть ее портрет, сделанный рукой сына, множество писем, наполненных нежными словами и шутливыми прозвищами, совместные фотографии.

Дальше мы попадаем в раздел "Любовь и бедность" — он посвящен становлению Андреева как писателя. "Он, она и водка" — именно так назывался его первый напечатанный рассказ. Страничка "Орловского вестника" 1895 года тоже здесь. Пробовал себя он и в репортерской деятельности: доска для расследований и материалы с судебных заседаний по знаменитому делу Скитских, которых подозревали в убийстве (всего Леонид Андреев опубликовал по этой тяжбе 22 материала!), так и призывают присоединиться и попытаться распутать этот клубок. Отдельный стенд рассказывает трогательную, как бы мы сейчас сказали, "лав стори" — о любви к первой жене Александре Велигорской.

— Эта женщина сыграла в его жизни огромную роль. Те, кто знал это семейство, говорили, что Александра — идеальная писательская жена, с ней он советовался, к ней прислушивался, — рассказывает куратор выставки Марина Краснова.

Кстати, именно Шурочке Леонид Андреев и посвятил пьесу "Жизнь человека". Это было последнее произведение, написанное им при жизни супруги.

А дальше — "Бал у человека". Или испытание славой. В витрине — первое издание рассказа "Баргамот и Гараська", тут же — письма Максима Горького, который заметил писателя и ценил его талант. Но он же отмечал его мятущуюся природу: "На одной и той же неделе он мог петь миру "Осанна!" и провозглашать ему "Анафема!". В обоих случаях он чувствовал одинаково искренно".

А потом последовала скандальная "Бездна" — вот тут на Андреева обрушился такой шквал критики, что впору было не сдюжить. Автор отвечал в своем духе: мистификацией. Публиковал в газетах письма якобы пришедшие в редакцию от главных героев рассказа, чем путал всех еще сильнее, никто уже не понимал — все-таки вымысел это или правда?! Но больше всего опечалила реакция Льва Толстого, которого "Бездна" откровенно огорчила, а ведь писатель задумывал ее как "младшую сестру "Крейцеровой сонаты"…

Самый мрачный зал — эскизы к постановкам по Леониду Андрееву. Особенно писатель ценил художника Колмакова — понятно за что: костюмы и декорации к спектаклям "Анатэма", "Черные маски" — это ни много ни мало "Чужой" начала ХХ века. Даже сейчас глядя на них берет оторопь.

В противовес этой глухой тьме, следующий шаг — и мы на вилле "Аванс" в Финляндии. Стены зала обиты деревянными досками, уютно светятся "окошки" автохромов — не забывайте, что Леонид Андреев был одним из пионеров цветной фотографии в России. Название "Аванс" писатель дал вилле потому, что куплена она была на аванс от издателя. Это должен был быть дом мечты, тихий уголок, откуда он "сможет наблюдать за жизнью и как мальчишка бросать в нее камни". Поначалу так и было — многочисленны снимки доносят до нас атмосферу идиллии, видео, на котором хозяин дома встречает гостей, катается на лодке, сидит с супругой на веранде под зонтиком — тоже. Но вот проходит немного времени и Андреев начинает ненавидеть свой дом, он плесневеет, разрушается…

Тревожный красный зал — последний. "Несчастье человека". Война, революция — выливаются в книгу "SOS", которой писатель себя буквально выматывает. Все чаще он обращается к теме веры — на выставке можно увидеть графические работы с изображением Христа в терновом венце и Иуды. Финальный штрих — картина "Один обернулся", которую в музее "оживили". По вымощенной дороге идет вереница фигур в серых покрывалах, внешним обликом похожих на людей. Последний из идущих оглядывается и… На нас смотрят пустые глазницы.

Прямая речь

Дмитрий Бак, директор Государственного музея истории российской литературы имени В.И. Даля

— Леонид Андреев — человек, который писал своей жизнью. Это человек-оркестр, человек-театр. Леонид Андреев для современников — это такой enfant terrible, это такое страшное дитя эпохи, которое заглядывает в темные глубины сознания, предсказывает страхи и страсти там, где всем остальным кажется, что вокруг — белый день.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть