Жители сибирской деревни издали книгу о своих белорусских корнях

В Омске увидела свет необычная книга «Семейные традиции рода Осипенко». Написали ее потомки белорусов, переехавших в Сибирь на волне Столыпинской реформы. Благодаря им на карте Омской области появилось село Екатериновка.

Жители сибирской деревни издали книгу о своих белорусских корнях

На 120-ти страницах издания собрано все, что удалось сохранить внукам трудолюбивых, героических и жизнерадостных людей — самых ярких представителей большой дружной семьи.

Идея написать книгу возникла спонтанно. В долгой поездке разговорились родственники. И один вдруг признался, что почти ничего не знает, кто были его дед, бабушка, близкие? Даже о своей матери имеет смутное представление. В молодости об этом мало, кто думает. Потребность в знаниях о своих корнях приходит со зрелостью. Иногда непростительно поздно, когда уже спросить не у кого. Но селяне вовремя спохватились. Собрали по крупицам то, что сохранила память и семейные архивы. Работа заняла ни один год. И вот "Семейные традиции рода Осипенко" увидели свет.

— Возможно, кому-то покажется, что в книге наши предки идеализированы, — поделился с СОЮЗом один из авторов Алексей Осипенко. — В жизни каждого, и правда, всякое бывало. Но злых, завистливых, трусливых, бессовестных людей в нашем роду никогда не было. Это подтвердит любой из нашей деревни. Здесь все, как на ладони, скрыть пороки невозможно. А Осипенко испокон веку пользовались у односельчан огромным уважением.

Первый герой книги — родоначальник — Лука Гаврилович. За счастьем в далекую Сибирь он отправился большой семьей и пустил там глубокие корни. Вначале их было десять: сам Лука, его жена, пятеро сыновей и три дочери. А теперь родословная Осипенко включает почти 150 человек.

Осваивать новые земли первопроходцы отправилось в числе 16-ти белорусских семей из Могилевской и Гродненской губерний. Обосновались в деревеньке Екатериновка, расположенной на живописном мысу между реками Туй и Усыс. Столыпинская реформа стимулировала большое переселение. Новому селу на обустройство выделили 315 рублей. По тем временам — огромные деньги. Лошадь в ту пору стоила пять рублей, а корова четыре.

Жители сибирской деревни издали книгу о своих белорусских корнях

Фото: Фото из семейного архива

Тем не менее, плодородные земли у дремучей тайги пришлось отвоевывать. Но белорусы были не робкого десятка. Работали всем миром дружно, споро. Валили лес. Без гвоздей одну за другой собирали бревенчатые избы. Пахали, выращивали хлеб, охотились, рыбачили, ходили по грибы-ягоды. Сибирская природа на это счет была щедра.

Уже первую зиму 1898 года семья Луки встречала в новом доме. А через считанные годы в Екатериновке стояли новые добротные избы, где жили своими семьями повзрослевшие дети. Активно строились и другие белорусские переселенцы. В 1901 году в деревне было 35 домов, через два года уже 68. И только мужских душ насчитывалось 194 человека. Всем миром в 1904-м во имя Александра Невского белорусы возвели деревянный храм, который стоит до сих пор.

Осипенко славились тем, что были мастерами на все руки. Отличала их еще одна замечательная черта — любовь к музыке. В семейном оркестре виртуозно звучали гармони, гитары, балалайки и даже барабан. В выходные и праздники к берегу реки, где они устраивали концерт, сходилась вся округа: попеть, поплясать, посмеяться частушкам. Для людей, занятых тяжелым крестьянским трудом, это была настоящая радость.

Сыновья Луки росли под стать отцу — мастерами и музыкантами. О каждом из них — отдельная глава. Михаил, например, был и гармонистом, и краснодеревщиком. Поглядеть на его чудо-дом, украшенный диковинными деревянными кружевами, приезжали даже жители дальних деревень. Семья была очень дружной.

— За всю жизнь я ни разу не была свидетельницей конфликтов, — вспоминала одна из снох Прасковья. — Настоящая интеллигенция.

Красавица-жена родила Михаилу четырех сыновей. Да только Великая Отечественная война никого из них не пощадила. В книге — подробности, которые родные узнавали из писем, похоронок, рассказов однополчан. Иван, например, из-за наговора старшего по званию оказался в штрафной роте. Сержант предложил рядовому украсть часть солдатского пайка и получил по физиономии. Разбираться не стали. Принципиального штрафника отправили в самое пекло, но вскоре реабилитировали. Летом 1942-го в Александровку пришла похоронка.

Жители сибирской деревни издали книгу о своих белорусских корнях

Фото: Фото из семейного архива

В тот же год пал смертью храбрых в боях под Москвой Александр Осипенко. Главный деревенский юморист, командир роты Василий без вести сгинул в мясорубке Сталинградом. Такая же участь постигла 20-летнего Петра в 1945 году. Искать осиротевшего парня оказалось некому.

Семья Осипенко сохранила истории, связанные и с Первой мировой войной, участниками которой были старшие сыновья Луки и их ровесники — земляки.

Один из них — Афанасий Бегляков — трижды пытался бежать из немецкого плена. Когда это удалось, до Екатериновки добирался пешком. Почти год! И в честь своего возвращения поставил у околицы пятиметровый деревянный крест.

Из детей Михаила выжила только Мария. В годы войны она работала на Севере на заготовке рыбы. Едва не погибла от голода и цинги. Но, благодаря помощи односельчан, выстояла. И это еще одна интересная страница семейной книги.

Грустных и курьезных историй в ней немало. Об ограбленном золотоискателе и незадачливом охотнике. Медведях, ломавших хлева в голодные годы. О счастливой любви и разбитых сердцах.

Сейчас Екатериновка уже не та. В период упадка способная молодежь стала покидать село, а стимулов вернуться туда, где нет ни надежной переправы, ни интернета, так и не появилось. Деревня опустела, потомки первопроходцев теперь живут в больших городах. Девять белорусов вернулись на историческую родину в Минск. Но связь с большой семьей не теряют. И преуспевают в медицине, образовании, бизнесе.

По стопам Луки Гавриловича пошли разве только Геннадий — искусный мастер-краснодеревщик, да талантливый музыкант, директор Лузинской школы искусств Сергей.

— Но все равно у нас много общего, — считает один из авторов книги Алексей Осипенко. — Как и наш прадед, все мы — неисправимые трудоголики и оптимисты.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть