Лауреат премии Андерсена Игорь Олейников: Рисую то, о чем думаю

В эти дни в Москве проходит главное мировое литературное событие — 37-й Всемирный конгресс Международного совета по детской книге (IBBY). Более 700 офлайн-онлайн участников со всего мира будут обсуждать главные проблеме современной детской литературы и детского чтения. Главным событием форума станет вручение — «Золотой медали Андерсена», которую еще называют малой «Нобелевкой» по литературе». В 2020 году лауреатами стали писательница Жаклин Вудсон из США и художник-иллюстратор Альбертина из Швейцарии. И это — отличный повод побеседовать с Игорем Олейниковым, одним из самых ярких российских иллюстраторов и обладателем престижнейшей международной награды в области детской литературы. Книги с иллюстрациями Игоря Юльевича активно издаются не только в России, но и в Корее, США, Канаде, Италии, Греции, Японии, Швейцарии — словом, по всему миру.

Лауреат премии Андерсена Игорь Олейников: Рисую то, о чем думаю

В Российской государственной детской библиотеке в преддверии Всемирного конгресса IBBY открыли выставку ваших работ и работ Татьяны Мавриной — двух единственных российских лауреатов премии Андерсена. Для художников "обычных" выставка — это основной способ быть увиденным, своего рода вершина. А как в этом смысле относятся к выставкам иллюстраторы, произведения которых уже "доставлены" зрителю?

Игорь Олейников: Могу отвечать только за себя. Оригинал иллюстрации всегда интереснее видеть живьем, чем в книге. А потом, книгу видели далеко не все из тех, кто приходит на выставку. Для многих это первый взгляд. Но иногда мне все же нужно, чтобы зритель знал текст, к которому сделаны иллюстрации, так как зачастую я подхожу к иллюстрированию текста по-другому, нежели все привыкли. Стараюсь ломать стереотипы. Вот в случае с "Охотой на Снарка" получилось именно так. Но, к сожалению, очень мало кто читал эту вещь Льюиса Кэрролла, поэтому иллюстрации не производят должного эффекта. В отличие, например, от сказок Пушкина, где я тоже постарался подойти нестандартно ко всем с детства известным текстам.

Вспомните, какие книги у вас были любимыми в детстве?

Игорь Олейников: Я зачитывался фантастикой. Начал с "Человека-амфибии", дальше весь Беляев, потом "Аэлита", и пошло-поехало…

Игорь Юльевич, вы ведь немало проработали на "Союзмультфильме" художником-постановщиком. Это наложило какой-то отпечаток на вас как иллюстратора?

Игорь Олейников: Это мне очень помогает в работе. "Киношный" опыт много дает. Композиция, состояние, динамика, ракурсы. Я всегда могу сказать, что было до и что будет после моей иллюстрации. Кадр, выхваченный из фильма.

Можете из книг, которые иллюстрировали, выделить какую-то одну? Которую можете назвать самой любимой или самой важной.

Игорь Олейников: Да, на сегодняшний день это "Охота на Снарка" Кэрролла издательства "Вита Нова". Книга сделана на одном дыхании. Абсурдный текст, абсурдные иллюстрации.

А можете выделить кого-то из ваших коллег-иллюстраторов?

Игорь Олейников: Конечно. Из наших это Геннадий Калиновский, Сергей Алимов, Сергей Коваленков, Евгений Антоненков, Наталья Салиенко и много кто еще. Из зарубежных Шон Тан, Квинт Бухольц, Лисбет Цвергер, Барри Мозер, Адольф Борн — и тоже много кто еще.

Мир вокруг нас стремительно меняется. Вы, как человек, занимающийся созданием в том числе детских книг, замечаете какие-то изменения в требованиях, которые предъявляет своим создателям современная детская книга? Чем, условно, отличаются детские книги 2021 года от детских книг 1991 года?

Игорь Олейников: Не знаю. Я как рисовал то, что считал нужным и как считал нужным, так и рисую. Но в мире в детские книги пришли "зеленые" темы, темы болезни и смерти, темы страданий, войн. В наших книгах этого гораздо меньше, как мне кажется. Почему-то считается, что детям нельзя про "плохое". Вырастут — столкнутся, а пока не надо… То есть в целом детская книга стала ближе к реальной жизни. Хотя в свое время Николай Попов сделал книгу "Зачем?", так она до сих пор и переиздается во всем мире. Потому что тема очень животрепещущая.

Как бы вы оценили средний уровень детских книг, издающихся в России, по сравнению с зарубежными? Мы, если упрощать, отстаем, лидируем или находимся на одном уровне с зарубежными коллегами?

Игорь Олейников: Наши книги по-прежнему выделяются среди мировых. В советское время они выделялись некоей "одинаковостью", соцреализм, как ни крути, делал свое дело (в 60-е появились новые художники, но их было мало). Сейчас маятник качнулся в другую сторону — "евростиль", так сказать. И все равно зарубежную книгу почти всегда можно отличить от нашей. Вот можно, и все тут. Какая-то врожденная раскрепощенность мышления, внутренняя свобода, что ли…

Несколько лет назад вы говорили в интервью, что все больше уходите во взрослую книгу: есть ли какие-то принципиальные отличия в том, как вы работаете над книгами для взрослых и для детей?

Игорь Олейников: Я и в детской книге не особо себя сдерживал. Рисовал так, как считаю нужным, а во взрослой… Собственно, я беру книгу, которую может читать и подросток — другое дело, что они уже почти не читают (улыбается), — и делаю ее с позиции взрослого человека. Я не задумываюсь о том, что вдруг это не поймут. Рисую как считаю правильным, то, о чем думаю. Разговариваю на равных. Вкладываю свои мысли в иллюстрацию. С детской так, боюсь, не прокатит. Как сказал один бельгийский иллюстратор, "я рисую для родителей, чтоб они объяснили детям". Если, конечно, детям это интересно (улыбается).

Все самые последние новости Всемирного конгресса Международного совета по детской книге (IBBY) — на портале ГодЛитературы.РФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть