Сегодня 140 лет со дня рождения Стефана Цвейга

28 ноября — день рождения Цвейга, писателя, обладавшего редкой способностью: его читатель сам начинал чувствовать себя его героем. И часто — вовсе не придуманным.

Сегодня 140 лет со дня рождения Стефана Цвейга

Давным-давно

…когда школьники читали книги и любили это занятие…

Когда книги давали друг другу почитать и это считалось весьма значительной услугой…

Когда злостные маленькие нарушители установленного родителями режима читали под одеялом с фонариком…

Когда по корешкам подписных изданий угадывался человек "с возможностями"…

Когда… впрочем, мне уже многие не верят. Но продержитесь еще чуть-чуть:

Когда дети подрастали…

Когда дети считали огромным счастьем иметь собственного Майна Рида, Дюма или любые книги из серии "Библиотека приключений и научной фантастики"… Однако увидеть абсолютно зачарованного ребенка можно было, когда он читал, например, такие строки:

"Пусть из пяти кораблей — экспедиция Магеллана доказывает правильность этого расчета — четыре пойдут ко дну вместе с грузом, пусть из двухсот шестидесяти пяти человек двести не возвратятся домой — это только значит, что капитаны и матросы расстались с жизнью, купец же и здесь не остается в накладе. Если по прошествии трех лет из пяти кораблей вернется лишь самый малый, но груженный одними пряностями, этот груз с лихвой возместит все убытки, ибо мешок перца в пятнадцатом веке ценится дороже человеческой жизни".

Это не "Одиссея капитана Блада", не "Три мушкетера", не просто приключенческая книжка. Это потрясающе написанная реальность, "Магеллан" Стефана Цвейга.

Если в детстве и вас захватили и унесли с собой эти слова — считайте, что жизнь испорчена. Вы просто не сможете читать книги среднего качества.

Ну как тут остановиться, если в следующей книге Цвейга он читает:

Что дало этому одинокому и дерзновенному мечтателю смелость наперекор величайшим космографическим авторитетам того времени, наперекор Птолемею и его продолжателям и последователям, защищать утверждение, что Африка отнюдь не примерзший к полюсу материк, что обогнуть ее возможно, и что там-то и пролегает искомый морской путь в Индию? Эта тайна вряд ли когда-нибудь будет раскрыта. Правда, в ту пору еще не заглохло (упоминаемое Геродотом и Страбоном) предание, будто в покрытые мраком дни фараонов финикийский флот, выйдя в Красное море, два года спустя, ко всеобщему изумлению, вернулся на родину через Геркулесовы столбы (Гибралтарский пролив). (Стефан Цвейг, "Эрик мореплаватель").

Вы скажете — да это какой-то Жюль Верн! Но нет. В отличие от прекрасного француза, выдумавшего "учение с увлечением",

Цвейг создал новый жанр — "чтение с превращением" — сам Зигмунд Фрейд, с которым Цвейг дружил, говорил, что тому удается овладеть душой описываемых персонажей.

Полную версию эссе о Стефане Цвейге читайте на портале ГодЛитературы.РФ Стефан Цвейг и некие абстрактные дети — Год Литературы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть