Впервые опубликована переписка Василия Жуковского и Александры Воейковой

8 сентября мы рассказали о странном происшествии: издание Полного собрания сочинений и писем В.А. Жуковского на завершающем этапе осталось без государственной поддержки.

Впервые опубликована переписка Василия Жуковского и Александры Воейковой

Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ), без объяснения причин отказавший ученым в финансировании, не ответил на нашу публикацию. Возможно, это связано с реформированием фонда, которое происходит за наглухо закрытыми дверями, без участия РАН и научной общественности.

Что ж, Василию Андреевичу Жуковскому не привыкать к придворным интригам. Возвращаясь к его сочинениям, хочу рассказать вам о недавно вышедшей книге "Переписка В.А. Жуковского и А.А. Воейковой" (Издательство Томского университета, 2020. Тираж 100 экземпляров).

Переписка поэта и его любимой племянницы Саши Протасовой (Воейковой она стала в несчастном замужестве) — это 125 писем, треть которых публикуется впервые.

Сашенька была и музой Жуковского — он воспел ее под именем Светлана в одноименной балладе.

А письма трепетные, светлые. Часто печальные и тревожные. Особенно Сашины.

Чтобы вызвать у Саши улыбку, Жуковский часто рассказывает ей что-нибудь о Пушкине.

У нас же все спит: и религия, и литература; а правительство действует без нас… Мы сони…

Ни красота, ни ум, ни дружба с Жуковским, ни близость к царской семье, ни поклонение самых выдающихся современников не принесли этой замечательной женщине счастья. Саша умерла в 33 года, оставив сиротами четырех детей.

Касаться ее писем мне отчего-то больно. Но и не дать вам представления об этой переписке — не могу. Поэтому предлагаю вам услышать обращенный к Саше голос Василия Андреевича, звучащий из писем, как из соседней комнаты.

Сердце сердцу весть подает

Из писем Василия Жуковского Александре Протасовой-Воейковой

27 ноября 1817

Душа моя, Саша, я не ответил на прелестное письмо твое! Если уж это не доказательство, что лень непобедима, то разве один Бог лучшее выдумает. Благодарствуй, бесценный друг. Я читал его со слезами и целовал тебя заочно.

Как тебя люблю и как всегда при всем хорошем вспоминаю о твоей милой рожице, о твоей милой душе, о твоем дружеском истинном голосе — этого нечего и сказывать!

Сердце сердцу весть подает. А между моим и твоим нечего заводить почты! Станций нет — дорога прямая и самая короткая!

Дружок мой бесценный!.. Мне очень жаль, что через сени от меня живет немец доктор, а не ты…

Сколько бы доброго бы придумали с тобою вслух. Иногда сыплется много мыслей; а отсыпать некуда.

Твоя же душа такая для них кладовая, в которой они не только не залежатся, но еще сделаются лучше и чище. Так, милая, ни с кем мои мысли не делаются лучше, как с тобою…

Июнь 1822

Нет, Сандро, не поеду к тебе; у меня хандра, то есть такое скучное ненастье на душе, что с ним никуда не хочется…

Август 1822

Милая Саша, если завтра продолжится мой насморк и маленькая моя простуда, то я к тебе не буду, чтобы из маленькой беды не сделать большой.

Пишу это для того, чтобы, паче чаяния, ты меня по пустякам не ждала и по пустякам не беспокоилась.

Завтра или сам буду, или напишу. Но ты на всякий случай не жди меня к обеду.

Середина мая 1823

…Я теперь в беспрестанных хлопотах. Сбираюсь в Павловск; хлопочу о ваших комнатах. Купил английских книг, бумаги… Катьке меньшой скажи, что она скоро получит свою куклу, которая уже куплена. К несчастью, не нашел такой, которая заводится и ходит.

10-11 июня 1823

Душа моя, Саша, благодарю тебя за твои бесценные письма. Пиши более и более; давай мне отчет в детях. Твои письма будут их историею, так как и твоя теперь жизнь не что иное, как их история.

4 июля 1823

Милые мои друзья, что же вы замолчали. Напуганная душа дрожит за вас. Жду с нетерпением ваших писем.

4 февраля 1828

Вот тебе, милая Саша, письмо… Кавелин женился… Вот еще другая свадьба: Пушкина Ольга Сергеевна одним утром приходит к брату Александру и говорит: "Милый брат, поди скажи нашим общим родителям, что я вчера вышла замуж за…" (не помню кого). Брат удивился, немного рассердился, но как умный человек тотчас увидел, что худой мир лучше доброй ссоры, и понес известие к родителям.

4-11 февраля 1828

Я согласен с тобою, в характере французов гораздо более мелочного, нежели в нашем русском, но у них более жизни; гражданская их жизнь развивает чрезвычайно все страсти частные. Чего не родится от партий? А у них на все партии: на религию, на литературу, на правительство. У нас же все спит: и религия, и литература; а правительство действует без нас. Поневоле и мы будем сони. Как ни таращи глаз, ничего не заметишь. Я вспоминаю, однако, о Франции с приятным чувством; те, кого там узнал, были для меня весьма милы… Сам народ мне нравится своею детской живостию. Не знаю, весело ли бы было с ними остаться, но узнать их было приятно…

17 апреля 1828

…Все уезжает. Вчера вышел манифест о войне. Пушкин взят и едет в армию Тиртеем* начинающейся войны.

*Тиртей — поэт и хромой школьный учитель, которого афиняне в насмешку послали на помощь спартанцам во время Второй Мессенской войны. Тиртей своими песнями вдохновил спартанцев на победу.

P.S. В заключение с благодарностью назову имена тех, кто подготовил уникальное издание: Светлана Вениаминовна Березкина, Нина Львовна Дмитриева, Виталий Сергеевич Киселев и Ольга Борисовна Лебедева.

Пишите Дмитрию Шеварову: [email protected]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть