Вышел новый роман Виктора Пелевина

Ежегодный маркетинговый аттракцион под названием «новый роман Пелевина» подобен еженедельному телешоу «Поле чудес»: неизменный ведущий, который нам как родной, старательно делает намеки, что в коробке какой-то необыкновенный приз, а верные зрители старательно ахают: что бы это могло быть?! И вот неожиданность — это новый пылесос!

Вышел новый роман Виктора Пелевина

600-страничная книга Transhumanism Inc., вышедшая в издательстве "Эксмо", — конечно, не совсем пылесос, но степень унификации с предыдущими моделями достаточно высока.

Перед нами снова юные герои, пытающиеся постичь тайны мироздания. Они ведут философические беседы с разнообразными демоническими сущностями, включая знакомого поклонникам Пелевина вампира Раму и даже перекочевавшее из "Непобедимого солнца" солярное божество.

Снова в ходе этих бесед обнажатся онтологические бездны, преимущественно виртуальные. И снова текст окажется нашпигован двусмысленными каламбурами и довольно циничными филологическими шутками.

Автор снова не отказывает себе в удовольствии обрушиться на литературных критиков: "Поскольку никаких событий в изящной словесности не происходило, главным содержанием литературной жизни Добросуда ("Доброго государства". — Ред.) была затяжная война Шарабан-Мухлюева с богатыми косметическими влиятельницами, комментирующими литературу. Они занимались этим не потому, что интересовались художественным словом — их целью было захватить сегмент "интеллектуальное бьюти" и дать на этом скалистом рубеже последний бой полуголым влиятельницам-малолеткам, которые гарантированно не стали бы нырять в такую парашу".

Но какой механизм собран из этих проверенных и унифицированных узлов? О чем в книге идет речь?

Автор описывает "зеленый мир", возникший после глобального потепления на обломках "карбоновой цивилизации". Население резко сократилось и рассредоточилось по деревням и усадебкам, на смену автомобилям пришли чипированные лошадки. Граждане возникшего на русскоязычной территории "Доброго государства" снова стратифицировались на новую аристократию, новое купечество и так далее вплоть до крепостных холопов. Все функции последних (включая сексуальное ублаготворение барина) выполняют бесчувственные, но счастливые благодаря своей прошивке биороботы. А еще есть скоморохи с бум-балалаями и загадочные кочевники — грозные тартарены. А еще — кукуха, то есть универсальная внешняя периферия встроенного в мозг чипа, наркотик, туман…

Поначалу кажется, что это просто "мир Сорокина" — "Метели", "Теллурии" и недавнего "Доктора Гарина", но отличие быстро обнаруживается. И состоит оно в том, что мир этот управляется банкирами. Экая новость! — фыркнет читатель. — Да и какая же это фантастика? Но Пелевин и здесь обыгрывает двусмысленность. Его банкиры не только управляют банками, но и сами сидят в банках — обычных, литровых: тела банкиров исчерпали ресурсы омоложения, но предприимчивым создателям стартапа Transhumanism Inc., укрывшимся под именами Розенкранца и почему-то Гольденштерна, удалось обеспечить вечную активность их мозгов, хранящихся в особых контейнерах. И обретающихся в десятиуровневом виртуальном раю — с уровнем комфорта согласно цене.

Фантазии воплощаются в жизнь гораздо быстрее, чем может наступить описанный фантастами век

Для более выпуклого описания этого "гибридного мира", где "попасть в банку" стало синонимом "попасть в рай", толстая книга разбита на семь связанных друг с другом новелл. Их герои — уже упомянутая энергичная боярышня Маня; утонченный японский фехтовальщик; простецкая любовная парочка; сам правитель "Доброго государства" (носящий титул "бро кукуратор"); любовный треугольник виртуальных котов (заставляющий заподозрить знакомство Пелевина с модными "Днями Савелия" — настолько вдумчиво автор описывает кошачью психологию); влюбившийся в киберхолопку бунинствующий помещик (привет от "трипперных бунинских сеновалов" из "Чапаева и Пустоты"). И наконец, солярный бог, homo overclocked, "человек разогнанный", венчающий эту виртуальную пирамиду.

Затейливо и наотмашь; но что же видится автору самой жгучей проблемой современности? Разве не для понимания этого "нерва времени" подвергаемся мы ежегодному ритуалу чтения нового романа Пелевина?

Пожалуй, ничего, кроме очередного напоминания — "все идет по пла-а-ану" (на сей раз — голосами киберскоморохов), — не выжмешь из этого объемного сочинения. Фантасты по-прежнему конструируют реальность. Но мы все чаще называем их "сатириками", потому что конструкции их воплощаются в реальность гораздо быстрее, чем может наступить формально описанный Пелевиным XXIV век. Не успеет остановиться и колесо "Поля чудес".

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть